Короткие рассказы из сети.

Любимые произведения, делимся, обсуждаем
Malinka
Аватара пользователя

Автор темы

Юбилейная награда год вместе Юбилейная награда 2года вместе Юбилейная награда 3года вместе
.
.
Сообщения: 43646
Зарегистрирован: 09.06.2016
Награды: 79
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано

Знак зодиака: Рыбы
Откуда: http://volnapositive.com
Благодарил (а): 7265 раз
Поблагодарили: 5645 раз
Пол:
Настроение: Дружественное

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Malinka » 01 окт 2016, 15:43

«Тополь»

На улице взревел и затих мотоцикл, и во двор быстро вошел загорелый парень, похожий на Есенина, снял блестящий шлем, рассматривая высоченный тополь с лохматой метелкой веток и листьев, темно-зеленых с мягкой белой изнанкой.
— А бабка где? — спросил он у вышедшей из беленого домика Натальи Павловны.
— В больнице. Ночью увезли. — Наталья Павловна Есенина не любила, предпочитая сдержанного Гумилева.
— Пилить будем?
— Баба Лида меня попросила вас встретить. Деньги отдать. Помочь. И все такое, — ей было неловко и хотелось убежать на пляж подальше от этих чужих дел.
— Деньги — это хорошо, — задумчиво сказал древоруб. — Тебя как зовут?
— Наталья Павловна, — она увернулась от ненужной фамильярности, но почувствовала себя занудой и расстроилась. Парень дернул плечом, как Миша Красин, уличенный в незнании стихотворения, и продолжил изучать тополь. Глаза у него были летние, светло-голубые, а ресницы и брови — как выгоревшая трава.
— Наташ, ты мне пока кофейку сделай. И поесть что-нибудь, ну, колбаски, хлеба — сама знаешь.
Тополь уже много лет вел борьбу с домиком бабы Лиды, разбивал черепицу упавшими ветками, забивал водостоки охапками тяжелых листьев, пробирался могучими корнями в подвал и крушил фундамент, скрипел в ветреные ночи, угрожая обрушиться и раздавить людскую постройку. Баба Лида получила разрешение на спил, сторговалась с Юрой-высотником и даже взяла себе для заработка отдыхающую — плечистую и строгую Наталью Павловну, понравившуюся тем, что курортной вольности не признавала, носила белую рубашку, застегнутую на все пуговицы, слова выговаривала громко и четко, мысль формулировала доступно и была похожа на учительницу младших классов. И в последний момент камень, сидевший в левой почке бабы Лиды, задвигался, заставив ее вызвать «скорую».
Когда Наталья Павловна снова вышла во двор, Юра сосредоточенно раскладывал на земле веревки, ремни и карабины, что-то бормоча себе под нос, как Зайцев Олег, вызванный к доске решать задачу.
— Не получается? — почему-то злорадно осведомилась Наталья Павловна.
— Не волнуйся! — Губы у древоруба были мягкие, как будто он собрался то ли целоваться, то ли пить воду из пригоршни.
— Вот еще! — Наталья Павловна возмущенно сунула ему кружку кофе и кусок серого хлеба с сыром. И зачем ей все это? Она приехала лежать на песке, купаться, стараясь не намочить прическу, покупать на базаре полезные абрикосы и рассыпчатый сладкий творог, вечером гулять по набережной ровно полтора километра и ложиться спать в десять ноль-ноль.
— Все, я пошла, — она сдернула пляжное полотенце с веревки.
— Не, мне подсобник нужен — один не справлюсь.
— Кто нужен?
— Ну, чтобы подсобить. Видишь, какой тут ералаш? Кинешь бревно — в чужую хатынку попадешь. Крику будет. А мы с тобой — как? — потихоньку! Я привязываю веточку, пилякую, и потом раз, и она — к тебе, на веревочке, как куколка, — он говорил, растягивая гласные и рассыпая суффиксы. — А вечерком я тебя на море отвезу. На городском пляже — разве ж это море? Отъедем за гору, вода как стеклышко. Хочешь, я тебе сердолик найду?
Наталья Павловна слушала Юру и представляла себе неведомую бухту с мелкими камешками на дне, и розовые блики солнца, и чьи-то объятия. И улыбалась бессмысленно, как Катя Федоричева, вместо учебника изучавшая облака за окном.
— Спаси и сохрани, — Юра перекрестился, будто поставил пальцами точки на лбу, твердом животе и плечах, чмокнул Наталью Павловну в макушку и полез вверх, прижимаясь к стволу. Добрался до первой развилки, ударил обухом топора по древесине, хмыкнул и пошел дальше, шагая по веткам. — Наташа, отсюда весь город виден! И ты!
продолжение
И, конечно, никуда она не пошла, так и осталась стоять дура дурой, смотреть, как он выбирает ветку, упирается ногой, повисает на тросе, — и бензопила вгрызается в тополиную плоть. Летит, кружась, желтая стружечная пыль.
— Наташка, лови! — кричит древоруб и спускает корявый отросток, похожий на крупного павлина с длинным зеленым хвостом. Нужно дотянуться, поймать его, отстегнуть тугой карабин, сразу взмывающий обратно в небо. И так раз за разом. Замирая, когда Юра перебирался с одной развилки на другую. Или когда порыв ветра пытался стряхнуть его вниз и Юра улыбался с видом Сережи Марчадзе, худенького и злого, всегда побеждавшего большого и сильного Фролова.
— Любимая, можешь обед ставить — перерыв скоро.
Готовить Наталья Павловна не умела. В школе сидела до шести, проверяя тетради, оформляя отчеты и заполняя электронный дневник, потом ехала с двумя пересадками, домой приходила затемно, включала телевизор, заполняя звуками однокомнатную квартиру, заваривала себе суп из пакетика со вкусом, идентичным натуральному. И старалась не вспоминать мамины горячие котлеты и борщи.
— Купи мяса, хорошо? — донеслось сверху. — И глазки не строй никому! Мне сверху видно все!
В детстве Наталья Павловна не играла в дочки-матери. Все эти пойди-принеси-приготовь навевали тоску, которая потом возникала после каждого похода в гости к замужней подруге. И вот теперь сама она подчиняется правилам этой игры и бежит на базар.
В мясном павильоне было душно, пахло кровью и потрохами. Наталью Павловну окликали, предлагая ей толстые бурые куски, совали под нос зябкие птичьи тушки, жирные окорока и восковые уши для студня. Когда, измучившись, она притащила что-то перламутрово-розовое, Юра уже ждал ее у подножия тополя, потерявшего свою шевелюру, а весь двор был завален сребристо-зеленой листвой, как будто здесь разлилось море с солнечными блестками и брызгами пены.
— Сильное дерево! Ничего, уговорю его как-нибудь.
Она поплелась за ним на крохотную жаркую кухоньку, включила электрическую плитку, грохнула чугунную сковороду и стала наблюдать, как Юра быстро и тонко строгает мясо, швыряет в кипящее масло, кромсает помидор, посыпает крупной серой солью и подливает красное вино, отхлебывая сам из горлышка и предлагая ей. Взяла бутылку, глотнула, закашлялась, испачкав свою рубашку, и заплакала от того, что в ее жизни не было никаких глупостей — ни портвейна по кругу, ни гитары, ни поздних возвращений домой, ни бесцельных прогулок по городу, когда на твоем плече его рука. Зато была учеба, работа, строгая мама, ученики, их родители, звонившие после десяти, и белые выглаженные рубашки… А Юра жарил мясо, одной рукой обнимая Наталью Павловну, и рассказывал всякую чушь про живые деревья, добрые и злые:
— С ними по-человечески надо. Говорю — ты что наворотил? Теперь тебе уходить придется. А он не хочет. Видишь, как в землю вцепился. Разорвать готов, убить. Таких — только с корнем. Осенью на старом кладбище ветки сухие обрезал. Вот платаны там светлые, мудрые. Один мне все шептал, чтоб я жизнь свою поменял, а то скачу как кузнечик — от одной бабы к другой… Да ты кушай!
Наталья Павловна дернулась, отшатнулась.
— Что такое «кушать»? — ей хотелось ударить его. — Лакейское слово!
— А что не так? Вкусно же! — он смотрел на нее глазами цвета выцветшего неба, почти наивно, но все же с хитрецой, как Петя Громушкин, прячущий в кармане живую хвостатую мышь: «Наталья Павловна, а что я сделал-то?»
И она стала отвечать про то, что взрослые – едят. И по телефону звонят. С ударением на Я. И что все эти уменьшительно-ласкательные сюсюканья — признак инфантилизма и безответственности, когда мужчина до старости изображает из себя мальчика… Она говорила жестко, чеканила, вколачивая знаки препинания ребром ладони, — и Юра ее поцеловал, просто трогал губами ее губы, изломанные и раскрасневшиеся от слов, успокаивал, разглаживал, не давал говорить. Через минуту он уже взбегал по тополю.
Громоздкие ветки-павлины закончились. Теперь Наталье Павловне в руки слетали массивные пыльно-серые обрубки, пахнущие жженым сахаром. И все страшнее ей делалось глядеть на Юру, когда он карабкался по гладкому древесному скелету, еле удерживаясь, и все злее и сильнее врезался пилой в голые отростки. Наступал вечер, тополь съеживался и трещал. Тень его, раньше укрывавшая весь двор, лежала на земле уродливой сгорбленной фигурой, еле доставая до стены сарая. Юра оступился, поскользнулся, повис на веревках страховки.
— Испугалась? — И добавил: — Наташ, оставайся, а? Зимой будем сидеть дома, чай пить у печки, снежинки считать, а как потеплеет, буду работать, а ты внизу под деревом стоять и за меня молиться. Я твою молитву отсюда знаешь как чую!
Наталья Павловна покраснела, ругая себя за то, что, как всегда, не может сразу найти нужный ответ, легкий, шутливый. Вместо этого хотелось бухнуть что-то серьезное вроде: «А где я здесь найду работу? А вдруг мы не подходим друг другу?..» Или тяжеловесно молчать. Но Юра уже рассказывал, как в детстве ловил крабов, выползавших на рассвете. Как с самодельной пикой гонялся за пестрыми скатами, маскирующимися под морское дно. Болтал, перепрыгивая с ветки на ветку, похожий на птицу, — вот чирикает и берет хлеб с руки, а потом улетит безвозвратно. А тополь — уже и не дерево, а колонна, подсвеченная вечерним абрикосовым солнцем, и Юра спускается все ниже и ниже, и уже сам молчит, торопясь закончить до темноты. То и дело взвизгивает, промахиваясь, пила. Наталья Павловна садится на крыльцо и хочет, чтобы все это быстрее закончилось и этот незнакомый мужчина уехал на своем грохочущем драндулете. А она выпьет таблетку от головной боли, отмоется от колючих стружек и пойдет спать. Но Юра отвлекает ее:
— Все, хозяйка, принимай работу, — и руки трясутся от усталости.
Наталья Павловна расплачивается, накидывает еще сверх договоренного, Юра смешно кланяется, «благодарствуйте, барыня», смотрит с укоризной, как Егор Шварцман, которому Миша Красин вылил компот в рюкзак. И ей бы двинуться, что-то сказать, но она молчит, не научившись той самой словесной невесомости, с которой бы она удержала его, позвала с собой, осталась бы здесь, но это потом, а сейчас они поехали бы к морю, туда, за горку, и купались бы под черно-лиловой скалой, касаясь друг друга. Но он, не услышав ее, уходит. И за воротами ревет и затихает вдали его мотоцикл. И Наталья Павловна ложится посередине двора на бирюзовые волны срубленных веток. И они держат ее, качают и не дают утонуть. И она плывет.
Светлана Кочерина


Подарки, полученные пользователем

Ankonat
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум За 500 постов За 1000 постов
Житель
Житель
Сообщения: 1465
Зарегистрирован: 02.07.2016
Награды: 8
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано

Знак зодиака: Лев
Благодарил (а): 122 раза
Поблагодарили: 116 раз
Пол:

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Ankonat » 05 янв 2017, 17:25

Хм.... думаю кому-то этот текст будет знаком.
ночь тихо опустилась на долину. От протекающей реки нехотя поднялся легкий туман, смягчая вид пронзительно черного неба и сверкавших на нем звезд. Стояла поражающая тишина. Казалось замер весь мир. Вышла луна и залила землю бледно-золотистым светом. Дорожка выложенная плитками белого мрамора, казалась мостиком через бездну.

Она тихонько прикрыла за собой дверь и ступила на нее босыми ногами. Неяркий свет мягко облекал ее обнаженное тело. Она шла по дорожке и ступнями ощущала приятную прохладу мрамора дорожка огибая редкие рощицы спускалась к реке, где была устроена небольшая пристань там, широкие ступени уходили в воду. Она шла не стесняясь своей наготы. Грудь слегка покачивалась в такт ее шагам. распущенные волосы лежали на плечах. Дойдя до реки, она остановилась у ступеней и посмотрела к далекой горной гряде, словно ждала чего-то. Вдруг что-то взблестнуло и в тот же миг, рядом оказалось небольшое существо, словно сотканное из серебра. Маленькие мерцающие крылышки частыми взмахами удерживали стройное тельце в воздухе. Небольшая голова с переливающимися разными цветами фасетчатыми глазами, находилась перед ее лицом. От дракончика, исходило тепло и странное щекочущее чувство уюта и безопасности. Внезапно, она почувствовала, как от дракончика хлынула волна любви и нежности. Он обожал свою большую подружку....

Она подставила руки и дракончик пустился на ее ладони, она начала спускаться к реке. Ступив в слегка прохладные волны, она опустила дракончика на воду и тот весело закувыркался в ней. Девушка нырнула и выплыла уже далеко от берега. Дракончик ее догнал и они весело кувыркались в плавных струях реки. Они играли, прекрасно зная, как скоротечна ночь.

Но вот, полоска неба у гор начала светлеть. Им было очень грустно расставаться. Дракончик хотел отстаться с ней, но это было невозможно. Люди зачастую слишком жестко. Они бы считали дракончика забавной игрушкой и пытались бы поймать его сородичей. Дракончиков ждала бы неволя, страшнее чем у певчих птиц.

Она поцеловала его в мягкую и теплую мордочку и подкинула рукой в воздух. Серебристые крылья снова затрепетали и понесли дракончика обратно к горам. Она стояла и провожала его взглядом. Оба знали, что наступит следующая ночь и они снова встретятся. Снова смогут дарить друг другу счастье понимания и любви...

Медленно ступая, она вернулась в дом...


Я циничен - это жизнь. Я груб - это опыт. Я доверяю только себе - это правило. Может потому со мной сложно, потому что я давно смотрю на мир трезво.

Ветреная
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе За 500 постов
Почетный житель
Почетный житель
Сообщения: 5551
Зарегистрирован: 04.12.2017
Награды: 31
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 1728 раз
Поблагодарили: 1765 раз
Настроение: Приветствую всех

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Ветреная » 20 янв 2018, 18:20

ДУША ПРОСНУЛАСЬ...
Изображение
Еду я в электричке. Входит бомж. Синяк синяком. Морда опухшая. На вид лет 70. Оглядевшись, начинает:
— Граждане господа, три дня не ел. Честно. Воровать боюсь, потому что сил нет убежать. А есть очень хочется. Подайте, кто сколько сможет. На лицо не смотрите, пью я. И то, что дадите, наверное, тоже пропью! — и пошел по вагону.
Народ у нас добрый — быстро накидали бомжу рублей пятьсот.
В конце вагона бомж остановился, повернулся к пассажирам лицом, поклонился в ноги.
— Спасибо, граждане-господа. Дай Вам всем Бог!
И тут вдруг сидящий у последнего окна злобного вида мужик, чем-то похожий на селекционера Лысенко, только в очках, вдруг как заорет на бомжа.
— Мразь, гнида, побираешься, сука. Денег просишь. А мне, может, семью нечем кормить. А меня, может, уволили третьего дня. Но я, вот, не прошу, как ты, мразь.
Бомж вдруг достает из всех своих карманов всё, что у него есть, тысячи две, наверное, разными бумажками с мелочью, и протягивает мужику.
— На, возьми. Тебе надо.
— Что? — фонареет мужик.
— Возьми! Тебе нужнее! А мне еще дадут. Люди же добрые! — сует деньги мужику в руки, отворачивается, распахивает двери и уходит в тамбур.
— Эй, стой! — вскакивает мужик и с деньгами в руках выбегает за бомжом в тамбур.
Весь вагон, не сговариваясь, замолчал. Минут пять мы все внимательно слушали диалог в тамбуре. Мужик кричал, что люди — дерьмо. Бомж уверял, что люди добры и прекрасны. Мужик пытался вернуть деньги бомжу, но тот обратно денег не брал. Кончилось всё тем, что бомж пошел дальше, а мужик остался один. Возвращаться он не спешил. Закурил сигарету.
Поезд остановился на очередной станции. Вышли и вошли пассажиры.
Мужик, докурив сигарету, тоже вошел обратно в вагон и присел на свое место у окна.
На него никто особо не обращал внимания. Вагон уже жил своей обычной жизнью.
Поезд иногда останавливался. Кто-то выходил, кто-то входил.
Проехали остановок пять. Вот уже и моя станция. Я встал и пошел на выход.
Проходя мимо мужика, я бросил на него беглый взгляд. Мужик сидел, отвернувшись к окну, и плакал…
P. S . А ведь люди встречаются не случайно. Душа у второго мужика проснулась, теперь ему жить будет легче, ведь люди добры и прекрасны!


Подарки, полученные пользователем

Сурик Ен
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Благодарность от форумчан 100 За боевое крещение новичка
Приезжий
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 12.11.2016
Награды: 5
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 111 раз
Поблагодарили: 124 раза
Пол:

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Сурик Ен » 20 янв 2018, 19:24

Сносит крышу от ревности и ненависти к бывшему нищеброду.
Прожили вместе 15 лет, 11 из них в официальном браке. Есть двое детей, 7 и 9 лет. И этот мерзавец, нищеброд бросает меня с детьми и уходит к другой. И не просто уходит, а начинает с ней новую жизнь, бизнес, покупает машину, строит дом. Он теперь - герой! Он богатый и независимый! Он - бизнесмен!
А что мешало ему со мной так жить и работать?
Так со мной он чаше предпочитал не работать, я же пахала, жить было на что. А он то в творческом поиске, то еще где-то. То работу такую найдет, что зарплата смешная. Поработает полгода и бегом на диван или к маме на дачу.
Я не выдержала и в один декабрьский морозный вечер дала ему крепкий пинок и отправила в даль. Думала, пусть поживет со своей маман, подумает о смысле жизни, устроится на работу, а потом вернется. Куда он от меня с детьми денется?
Но я ошиблась. Пинок оказался волшебным.

Новый год он встречал со своими институтскими друзьями, там познакомился в этой дрянью, да и пошел к ней жить.
Она не замужем. Но как можно, скажите, тащить в свою постель женатого мужика?
Год я пыталась с ней воевать. Год не давала развод и пыталась вернуть мужа в семью, но ничего не вышло.
Нас развели и он тут же, на радостях, купил дорогую машину, открыл фирму и начал строить дом.
Детям он помогает, с ними общается, на море в Испанию летом возил почти на месяц, они к нему и на выходные часто ездят. Он женился и мадама его не против наших детей. Хитрая, сучка. Что тут еще сказать!

А я, как одна остаюсь, часто плачу.
Мне скоро 35, а счастья нет. И почему одним так не везет, а другим - все!
Почему мужики такие идиоты. Живут в семье, жена, дети, а ведут себя как беспомощные инвалиды, а не кормильцы. Работают абы как, получают копейки, и на сигареты ему дай, и на пиво дай, а то он на свою зарплату три раза продукты купил и ее уже нет.
А как только вышвырнешь это счастье из дома, его тут же подбирают, а он от радости готов горы свернуть, бизнес открыть, пахать, машины с домами покупать, звезды на лоб, плюсики в карму...
Что это и почему? Как объяснить?

:kod9: :kod9: :kod9: я плакалЪ весь..



Ветреная
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе За 500 постов
Почетный житель
Почетный житель
Сообщения: 5551
Зарегистрирован: 04.12.2017
Награды: 31
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 1728 раз
Поблагодарили: 1765 раз
Настроение: Приветствую всех

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Ветреная » 23 мар 2018, 12:38

Я желаю тебе достаточно...

Однажды я находился в аэропорту и стал свидетелем сцены прощания отца с дочерью.
Объявили посадку на ее рейс, и я услышал, как она сказала отцу:
- Папочка, наша с тобой жизнь — это было более чем достаточно.
Твоя любовь это именно то, чего мне всегда не хватало. И я тебе желаю достаточно.
Они поцеловались, и она ушла. Он подошел к окну, где сидел я.

Я видел, что ему необходимо заплакать.
Я не хотел вмешиваться, но он сам обратился ко мне:
- Вы когда - нибудь прощались, зная, что это навсегда?
- Да, — ответил я. — Простите, что вмешиваюсь, но почему Вы говорите, что это навсегда?
- Я стар, а она живет очень далеко. Я реально смотрю на вещи и понимаю,
что следующий раз она прилетит сюда только на мои похороны.

- Когда вы прощались, я слышал, как она сказала Вам «я желаю тебе достаточно».
Можно спросить у Вас, что это значит?
Он улыбнулся:
- Это пожелание, которое передается из поколения в поколение. Мои родители говорили его всем.
Он замер за секунду и, подняв голову вверх,словно припоминая, улыбнулся еще раз:

- Когда мы говорим «я желаю тебе достаточно, мы желаем человеку, чтобы в его жизни было достаточно
хороших вещей, которые бы поддерживали его.

Он повернулся ко мне и прочитал, словно стихотворение по памяти:
Я желаю тебе достаточно солнца, чтобы твои дела были яркими.
Я желаю тебе достаточно дождя, чтобы научиться ценить солнце.
Я желаю тебе достаточно счастья, чтобы твой дух жил.
Я желаю тебе достаточно боли, чтобы маленькие
радости казались больше.
Я желаю тебе достаточно денег, чтобы сбылась твоя мечта.
Я желаю тебе достаточно потерь, чтобы научиться ценить
все, что у тебя есть.
Я желаю, чтобы в твоей жизни было достаточно
«здравствуй», чтобы они поддержали тебя,
несмотря на «прощай навсегда»…
Изображение


Подарки, полученные пользователем

Ветреная
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе За 500 постов
Почетный житель
Почетный житель
Сообщения: 5551
Зарегистрирован: 04.12.2017
Награды: 31
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 1728 раз
Поблагодарили: 1765 раз
Настроение: Приветствую всех

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Ветреная » 04 май 2018, 11:08

РАЗДЕНЬСЯ

Разденься.
Сними глянцевую обложку «прекрасного человека без недостатков» или «прекрасного человека с милыми и очаровательными слабостями», которую используешь, чтобы заставить других любить себя.
Сними бронзовые латы своей правоты, обнажи для меня маленького человека с удивленными глазами, не знающего, что ему делать в этом сложном и неопределенном мире.
Сними с себя даже самообман, потому что конфетти продажи себя в своих лучших чертах, облепившее кожу — это то, во что тебе хочется верить со всей возможной искренностью.
Разденься.
Сними с себя кожу.
Сними с себя шкуру волка, шкуру крысы, шкуру змеи, сними с себя необходимость кусать и жалить каждого, кто посмел посмотреть на тебя сквозь все твои идеалы.
Вспомни, что только будучи ребенком ты мог позволить кому-то увидеть себя таким:
растерянным,
насквозь ошибочным,
неправильным
и неодобренным (словно бы общественное одобрение сродни удобрению почвы, из которой ты растешь идейно-модифицированным плодом).
Разденься для меня.
Тогда мы сядем рядом, голые и настоящие, вкладывая неопытные пальцы в самые глубокие помыслы, и я скажу:
«вот теперь я люблю тебя, потому что вижу».

(c) Аль Квотион


Подарки, полученные пользователем

Marmota
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум За боевое крещение новичка
Новичок
Сообщения: 218
Зарегистрирован: 26.03.2018
Награды: 2
Всего на руках: Заблокировано

Знак зодиака: Лев
Благодарил (а): 124 раза
Поблагодарили: 57 раз
Пол:

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Marmota » 04 май 2018, 13:57

Ветреная писал(а):
04 май 2018, 11:08
Разденься.
Нет, не надо. Зачем? Даже перед самым близким человеком не надо. Зачем??? Мы зачастую даже перед собой не можем раздеться. Перед собой, да, это надо. Но больше ни перед кем, какая бы ни была большая любовь.



Ветреная
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе За 500 постов
Почетный житель
Почетный житель
Сообщения: 5551
Зарегистрирован: 04.12.2017
Награды: 31
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 1728 раз
Поблагодарили: 1765 раз
Настроение: Приветствую всех

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Ветреная » 04 май 2018, 14:14

Marmota писал(а):
04 май 2018, 13:57
Нет, не надо. Зачем? Даже перед самым близким человеком не надо. Зачем???
А у меня самая большая мечта, чтобы самый близкий мне человек слышал мои мысли.
Тогда все было бы намного проще.
Конечно, с кнопочкой "выкл".. иначе свихнуться можно)

Разное отношение к разным вопросам- нормально.
Мне очень нравится этот автор. Для меня это не такое частое явление.
Ощущение пусть не одной, но сходной волны.
Да-а, я тоже так думаю.
Невозможно ОБЩЕНИЕ, любовь в полном смысле этого слова, а не в частном применении избитого смысла,
при закрытости, при шуршании обертками с полностью скрытым содержанием)


Подарки, полученные пользователем

Marmota
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум За боевое крещение новичка
Новичок
Сообщения: 218
Зарегистрирован: 26.03.2018
Награды: 2
Всего на руках: Заблокировано

Знак зодиака: Лев
Благодарил (а): 124 раза
Поблагодарили: 57 раз
Пол:

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Marmota » 04 май 2018, 14:36

Ветреная писал(а):
04 май 2018, 14:14
при шуршании обертками с полностью скрытым содержанием)
Ну зачем же полностью? Это уже крайность, как и полностью раскрытое содержание.



Ветреная
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе За 500 постов
Почетный житель
Почетный житель
Сообщения: 5551
Зарегистрирован: 04.12.2017
Награды: 31
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 1728 раз
Поблагодарили: 1765 раз
Настроение: Приветствую всех

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Ветреная » 04 май 2018, 14:38

Marmota писал(а):
04 май 2018, 14:36
Ну зачем же полностью? Это уже крайность, как и полностью раскрытое содержание.
Есть, что особо скрывать?
Страшные тайны? :kod6v:
Они стОят понимания?


Подарки, полученные пользователем

Marmota
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум За боевое крещение новичка
Новичок
Сообщения: 218
Зарегистрирован: 26.03.2018
Награды: 2
Всего на руках: Заблокировано

Знак зодиака: Лев
Благодарил (а): 124 раза
Поблагодарили: 57 раз
Пол:

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Marmota » 04 май 2018, 14:45

Ветреная писал(а):
04 май 2018, 14:38
Они стОят понимания?
Для очень близкого человека, конечно стОят.



Meduza
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе Юбилейная награда 2года вместе
Приписанный
Приписанный
Сообщения: 713
Зарегистрирован: 27.02.2017
Награды: 11
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 40 раз
Поблагодарили: 63 раза
Пол:

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Meduza » 22 май 2018, 13:27

...Он....Она...
....
Он сказал: "Мне нравятся многие женщины, Я не могу быть только с одной".
Она улыбнулась в ответ.
Он сказал: "Я сам по себе, Я свободен и никому ничего не должен".
Она закурила и опустила глаза.
Он сказал: "Мне нравятся женщины, которые понимают меня, и ценят мою свободу".
Она ухмыльнулась и выдохнула струйку дыма.
Он сказал: "Давай проведем хорошо время, ты мне нравишься".
Она затушила сигарету и посмотрела ему в глаза.
Он понял, что она не возражает.
Он спросил: "У тебя, наверное, было много мужчин?"
Она обняла его и сильнее прижалась к нему.
Он спросил: "Тебе хорошо со мной?"
Она закрыла глаза и поцеловала его.
Уходя утром, он сказал: "Все было здорово, только давай это останется
между нами".
Она протянула руку и смахнула невидимую пылинку с его плеча.
Он сказал: "Я как-нибудь тебе позвоню".
Она кивнула и захлопнула дверь.
Он позвонил вечером того же дня.
Её не было дома.
Он дозвонился ей на сотовый только поздней ночью.
Она позволила приехать только через неделю.
Он спросил: "Ну, как ты развлекалась без меня?"
Она улыбнулась и предложила ему кофе.
Он звонил ей почти каждый день.
Она иногда просто не поднимала трубку.
Он приезжал к ней, когда она разрешала.
Она не объясняла, почему приглашения были такими редкими.
Он понял, что хочет быть только с ней.
Он нервничал, когда она не отвечала на звонки.
Он выходил из себя, когда узнавал, что её видели с другим.
Он хотел, чтобы об их связи знали все.
Она была против.
Он хотел, чтобы она была только его.
Он приехал к ней с огромным букетом алых роз.
Она приняла цветы, но попросила больше не приезжать без приглашения.
Он хотел попросить её стать его женой.
Она сказала: "Я сама по себе".
Он закурил, у него дрожали руки.
Она сказала: "Я свободна".
Ему вдруг стало холодно.
Она сказала: "Я никому ничего не должна".
Ему показалось, что сердце остановилось.


Подарки, полученные пользователем

Мурка
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе Юбилейная награда 2года вместе
Супермодератор
Супермодератор
Сообщения: 9953
Зарегистрирован: 10.08.2016
Награды: 45
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано

Знак зодиака: Козерог
Благодарил (а): 895 раз
Поблагодарили: 1083 раза
Пол:
Настроение: Приветствую всех

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Мурка » 29 май 2018, 15:22

Meduza писал(а):
22 май 2018, 13:27
...Он....Она...
Понравилось, прям из жизни взято.


Подарки, полученные пользователем

Meduza
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум Юбилейная награда год вместе Юбилейная награда 2года вместе
Приписанный
Приписанный
Сообщения: 713
Зарегистрирован: 27.02.2017
Награды: 11
Всего на руках: Заблокировано
Благодарил (а): 40 раз
Поблагодарили: 63 раза
Пол:

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Meduza » 09 авг 2018, 11:20

Мурка писал(а):
29 май 2018, 15:22
Понравилось, прям из жизни взято.
И мне тоже)


Подарки, полученные пользователем

Джульетта
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум За 500 постов За 1000 постов
Почетный житель
Почетный житель
Сообщения: 2415
Зарегистрирован: 12.09.2018
Награды: 29
Всего на руках: Заблокировано

Знак зодиака: Скорпион
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 2990 раз
Поблагодарили: 2097 раз
Пол:
Настроение: Дружественное

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Джульетта » 22 окт 2018, 00:35

Я ухожу

рассказ
______________

Листва в парке была рыжая, страшная – и под ногами, и на ветвях. Стояла жуткая жара. Казалось, на деревьях развешаны вырезанные из жести пластины – такой скрежет сыпался с них вместо свежего шелеста. На жёсткой сгоревшей траве листья под ногами рассыпались в сухую ржавую пыль. Вода в пруду цвела обильной гнусной зеленью, стояла, как кисель. Даже вороны брезговали пить её. Всё было таким сухим, ломким. Всё раздражало, особенно – хриплые громкие взвизгивания неизвестно зачем приведённых в парк детей. На свежий воздух? Да в этом воздухе пыль стояла – широкими, дрожавшими сквозь солнце столбами.

Курить было противно, не курить – ещё противнее: появлялся мерзкий металлический привкус во рту, словно он долго сосал дверную ручку. Он сигареты хоть слюна изредка на язык набегала. Мороженое, купленное им у входа в парк, только обостряло жажду. Но он почему-то всё не вставал со скамейки, чтобы перейти через дорожку и купить в киоске бутылочку воды. Так и сидел в скупой дырявой тени сожжённых солнцем ветвей, прикуривая от одной сигареты другую и тщательно растирая окурки каблуком – пыль к пыли, прах к праху…

На этой скамейке той давней зимой они как-то раз слепили маленького снеговика. Она разгорячилась, щёки её зарделись, зелёные глаза казались карими от прилива крови. Он тоже возился в снегу, с полузабытым удовольствием – с детства в снежки не играл и снеговиков не лепил, - набирая его полные руки. Они слепили забавного снежного уродца, дружно решили, что он похож на их декана, окрестили его этим именем и оставили стоять «навечно» на скамейке. Навечно – до весны. Какой же это был курс?.. А какая была зима! Снежная, белая, свежая…

Через несколько дней, здесь же, у этой скамейки – они пришли проведать «декана», - он и сказал, что не любит её. Сказал правду, но от этой правды у него почему-то что-то заныло, засосало в груди. Он заставил себя вскинуть глаза и взглянул ей прямо в лицо. Увидел расширенные зрачки, приоткрытый рот… она слабо улыбнулась ему – она не поняла. Пришлось ему сказать эти слова ещё раз. Она нахмурилась и вдруг отступила от него. На шаг, второй… Движения её были замедленными, как во сне. Медленно сняла она шапку, медленно, не глядя, сгребла со спинки скамейки горсть снега. «Декан» вдруг упал и рассыпался. Медленно, с силой прижимая ладонь к лицу, она провела рукой сверху вниз, от лба до шеи, засыпав снегом воротник своего зимнего пальто.

Её тихое: «Почему…» - без вопросительной интонации – было ли оно всё же вопросом - или ответом? Одно это слово – и она замолчала, глядя куда-то далеко-далеко – не на него.

Он и сам не знал – почему, знал лишь, что правда – не любит. С ней было хорошо; с ней было очень, очень хорошо. Она ему не надоедала, она была такая весёлая, она умела молчать… Что ещё? Да всё! Всё в ней было хорошо. Но – она не сливалась с ним.

Он спрашивал себя: может, поэтому? Поэтому – не любит? Значит, ему нужен был человек, который захотел бы не оставаться собою, а стать частью его самого? Нет, он такого тоже не хотел. Он не знал бы, что ему делать с этой внезапно появившейся частью его самого. Зачем ему ещё одна рука, нога… душа?..

Она могла по своему желанию перейти из своего мира – в его, оставаясь при этом собой. Он – не мог.

Он пытался. Он - честно - пытался! Да, ему тоже нравились розовые облака над рекой; он ценил тихие звуки сумерек, которые она так любила, сливавшиеся с умирающим светом закатного солнца и запахом трав; он знал, что купола церквей – красивы; он отдавал себе отчёт, что бывает красив и красный кленовый лист под ногами… Он тоже всё это видел, но видел как-то иначе. А она всё это – любила.

По такому парку она могла бродить часами, и всё время он должен был быть готов к тому, что она – вдруг – побежит вперёд: захочет поднять с дорожки какую-нибудь забавную, по её словам, палочку, или подпрыгнет – неожиданно, - чтобы коснуться рукой низко свисающих ветвей; или тряхнёт тоненькое деревце, чтобы их обоих осыпало - берёзовыми ли серёжками, каплями ли недавно пролившегося дождя…

Она играла – без игры. ТАК он не мог. Она словно каждый день открывала мир заново. А для него этот мир был раз и навсегда установленной кем-то (или чем-то) данностью.

Для неё любая лягушка, выпрыгнувшая на дорожку из пруда, была царевной. Для него – просто лягушкой.

Она, наверное, и в этом сгоревшем от страшной летней жары парке нашла что-нибудь… своё. А его – его этот парк сейчас просто бесил!

Она радовалась всему. Он – просто жил.

- Я ухожу, - сказал он в тот давний зимний день.

Он и ушёл бы, но почему-то не мог сдвинуться с места. Она молчала.

Он стоял, стоял, как дурак… И тогда она ушла сама. Отвернулась от него – и ушла. А на следующий день, в институте, при всех, подошла и бросила перед ним на стол, на его конспект, деньги:

- Это вам за такси на той неделе… - и назвала его по имени-отчеству.
Он взял деньги – растерявшись, машинально. И до сих пор проклинает себя за это.

Он не забыл её, не забудет – её оказалось невозможно забыть, вот что было самым страшным. Он не был сердцеедом, но кого-то, конечно, за прошедшие с тех пор годы, уже успел забыть или слить в памяти с образами других людей, других женщин. А она – она всегда стояла отдельно. Возникала перед внутренним взором – в расстёгнутом зимнем пальто, с шапкой в руке. В другой её ладони был ком снега, и она медленно, с силой, проводила им по лицу, а потом – смотрела на него.

Конечно, он её не любил.

И сейчас не любит…

Чего он испугался тогда?

Он не может её забыть.

Он теперь ничего о ней не знал. И не знал – хочет ли знать. На традиционные встречи их факультета, по традиции посещаемые выпускниками разных лет, он не ходил. Ходит ли она? Он не знал и этого. Когда раз в полтора-два года он случайно пересекался с кем-то из однокашников – Москва – город маленький, большая деревня! – никто ему ничего о ней не говорил. И он никого о ней тоже не спрашивал.

Один раз, через несколько лет после окончания института, он увидел её в метро. Она шла прямо ему навстречу, слегка нахмурившись, глядя себе под ноги – она была близорука. Под мышкой она несла ярко-красный пакет из какого-то фирменного магазина. И вдруг, не поднимая глаз, она резко повернулась и пошла в противоположную сторону. Увидела его? Он не знал, не знал, не…

Иногда он с пристрастием допрашивал себя: зачем же он бывал с нею, раз не любил и с самого начала знал, что не любит? И не полюбит?

Бывал – слово ёмкое. Они целовались, вернее, целовала она: бурно, быстро, в щеки, в губы, но больше – в щёки, как маленького, обнимая его обеими руками, прижимая к груди его макушку: чаще всего это случалось на эскалаторе – она любила становиться на ступеньку выше, поэтому и могла пригнуть его голову к своей груди. Она становилась выше, словно желая защитить его.

Вот так он «бывал» с нею.

Она казалась ему очень чистой девочкой. Наверное, она такой и была.

- Я ухожу, - сказал он тогда, словно камнем бросил в эту чистоту.

Конечно, нелепую. Конечно, смешную. Почему это смешно, когда девочка в двадцать лет остаётся чистой? Потому что! «Бикоз», как они говаривали в институте.

Он помнил её заливистый, совершенно детский смех, её внимательную весёлость, иногда сменявшуюся глубокой задумчивостью. В сущности, она воспринимала мир слишком уж трагически – так он думал. Поэтому и не устраивала ему сцен – после, не бегала за ним, просто больше вообще его не замечала.

Они проучились в одной группе ещё два года, и ни разу – ни разу! – она не сказала ему ни слова. Проходила, как мимо стенки. Он для неё умер.

Он, естественно, тоже с ней никогда больше не заговаривал, но его жгло её молчание. В этом молчании ему чудилось то презрение, то страх, то – сила. Неужели она так сильно его любила, даже после его слов: «Я ухожу»? Он не мог заставить себя ещё хотя бы раз посмотреть ей прямо в глаза.

Да что же это такое, спорил он сам с собой, в чём дело, разве он был так уж виноват?! Он что – развратил её, соблазнил… поматросил и бросил?! Он пальцем её не тронул! Просто, устав «от всего этого» (от чего, знать бы - от чего?!), сказал ей правду! Что же – лгать надо было? Надо было на ней жениться (или НЕ жениться, а так…) и бросить её – через год или на следующий день, а не в тот зимний сумрачный денёк, когда они пришли к «своей» скамейке – и он вдруг решился, не выдержал больше этой… игры? Своей игры. Но во что же он с ней играл?! Он не знал. Но он играл – перед самим собой, а она…

Отстань от меня, говорил он кому-то, спрятавшемуся глубоко в его душе. Отвяжись от меня, я ни в чём не виноват, я сказал правду, я сделал доброе дело! Но что-то болело. Всё время. И совесть всё время почему-то принимала её облик. Вот опять: расстёгнутое пальто, шапка в руке, она проводит комком снега по лицу…

Она вышла замуж на третьем курсе. Год ходила с кольцом, потом как-то пришла без кольца, и он из обрывков разговоров однокурсников понял, что она разводится.

Он жадно вглядывался в её лицо: искал следы «опыта»… и не находил ничего. Разве что она немного побледнела и реже смеялась теперь.

Курить?.. Она и раньше курила, она просто стала курить чуть больше и в перерыве между парами, выходя в институтский дворик, иногда доставала из сумочки сразу две сигареты.

Чего же она от него хотела, если у них не было «этого», спрашивал он себя. Вопрос буквально приводил его в исступление – он никак не мог найти ответ. Что ей было от него нужно? Может быть, это как раз она хотела, чтобы он с ней слился? Не бывает такого… да и что в этом хорошего? Жить словно в двух пространствах одновременно, смешивать их, лепить из них одно…Чтобы «и в радости, и в горе»… Зачем?!

А сейчас у него – что: радость или горе, все эти годы? И при чём тут вообще она, ведь столько лет прошло… десять… нет, уже двенадцать.

Что же – он так и будет до самой смерти, случайно оказываясь в этом парке, вспоминать снеговика-«декана» и всё остальное? И не только в парке. Воспоминание о том зимнем дне, последнем их общем дне, приходило – нет! – коварно набрасывалось на него в самые неподходящие моменты. На работе, во время отпуска, когда он уезжал в очередную экзотическую страну, во время встреч с немногими приятелями, когда они «оттягивались» в каком-нибудь клубе или играли в боулинг… Воспоминание это понемногу заполняло всё его существование, оно стало привычно-болезненным, как хронический невроз. Если бы он хотя бы женился на ком-нибудь и завёл детей, может быть, оно, воспоминание распроклятое, оставило бы его в покое. ОНА оставила бы его в покое, наконец! Но он не знал – помогло ли бы ему даже это.

А вот вопрос: если он когда-нибудь всё же её забудет – станет ли ему от этого легче?

«Я ухожу», - сказал он тысячу лет тому назад. Почему же он всё время возвращается?

Он решительно встал со скамейки. Достал сигарету, закурил. Заглянул в пачку, увидел, что она пуста, смял, бросил в урну и решительно зашагал к выходу из парка, как человек, внезапно вспомнивший о чём-то очень важном и срочном.

У ворот парка, в песочнице, играла маленькая девочка лет пяти-шести. У неё было ярко-красное пластмассовое ведёрко, она то насыпала в него песок маленьким совочком, то высыпала обратно в песочницу. Она посмотрела на быстро идущего куда-то «дядю», широко раскрыв глаза, с робкой и одновременно весёлой улыбкой на разрумянившемся личике. Он встретился глазами с её взглядом и, вдруг споткнувшись на ровном месте, остановился, не дойдя нескольких шагов до ворот.

Почему эта девочка так на него смотрит? Неужели все дети ТАК смотрят? Почему у взрослых людей – и у себя… в зеркале… - он ни разу не видел такого открытого, прямого, дружелюбного взгляда… ЕЁ взгляда?

У неё был такой же точно взгляд: немного наивный, какой-то… да – «круглый», как у этой маленькой девочки. Она всегда смотрела так – с робкой и одновременно весёлой улыбкой, словно ожидая праздника и немного боясь, что этот праздник вдруг кто-нибудь испортит… Словно точно не знала: хороший перед ней человек или не очень… но, наверное, всё-таки, хороший.

Она же просто была ребёнком, вдруг понял он. Вот оно что! Она была… маленькая! А он сказал ей, что не любит… разве можно было сказать такое - ребёнку? Она НИЧЕГО не хотела от него, понял он. Она хотела просто «дружить»… потому что для неё тогда слова «дружить» и «любить» означали почти одно и то же… Не оттолкни он её тогда – может быть, они так и остались бы друзьями. Просто близкими друзьями! Она бы, может быть, полюбила – позже – кого-то другого, уже взрослой любовью, вышла бы замуж… а он мог бы сохранить эту дружбу… просто дружбу их сохранить… а он сам лишил себя этой дружбы – так жестоко, так безжалостно.

Она и не претендовала на его свободу! Она ни разу ни на что не намекала! Она не требовала ни постели, ни брака! Она просто его любила, и всё! Она просто хотела его видеть – как можно чаще, и вместе гулять, и ходить в кино, и лепить снеговиков, и есть на улице мороженое… и так далее… и вся эта романтика, казавшаяся ему дешёвой и ненужной, была тем настоящим, что он потерял – по собственной воле! Она…

Он обернулся и незрячими глазами отыскал на берегу пруда скамейку, на которой когда-то, давным-давно, стоял их снеговик - «декан».

- Я ухожу… - прошептал он неизвестно кому, уже всё понимая, уже зная точно, что опять придёт сюда – завтра же, и что теперь будет ходить сюда долго, очень долго и очень часто… может быть, всю жизнь.

Маленькая девочка, игравшая в песочнице, улыбнулась, выбралась на дорожку и побежала прочь от «дяди», размахивая ярко-красным ведёрком и чему-то смеясь.

© Copyright: Светлана Догаева


Подарки, полученные пользователем

Джульетта
Аватара пользователя


Добро пожаловать на форум За 500 постов За 1000 постов
Почетный житель
Почетный житель
Сообщения: 2415
Зарегистрирован: 12.09.2018
Награды: 29
Всего на руках: Заблокировано

Знак зодиака: Скорпион
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 2990 раз
Поблагодарили: 2097 раз
Пол:
Настроение: Дружественное

Короткие рассказы из сети.

Сообщение Джульетта » 23 окт 2018, 23:16

— А давай наперегонки до горки? — предложил он ей, предвкушая победу.
— Неа. — отказалась она — Воспитательница сказала не бегать. Попадет потом.
— Струсила? Сдаешься? — подначил он ее и засмеялся обидно.
— Вот еще. — фыркнула она и рванула с места к горке.
Потом они сидели в группе, наказанные, под присмотром нянечки, смотрели в окно как гуляют другие и дулись друг на друга и на воспитательницу.
— Говорила тебе — попадет. — бурчала она.
— Я бы тебя перегнал обязательно — дулся он — Ты нечестно побежала. Я не приготовился...

— А спорим я быстрей тебя читаю? — предложил он ей.
— Хахаха. — приняла она пари — Вот будут проверять технику чтения и посмотрим. Если я быстрее — будешь мой портфель до дому и до школы таскать всю неделю.
— А если я — отдаешь мне свои яблоки всю неделю! — согласился он.
Потом он пыхтел по дороге с двумя ранцами и бурчал:
— Ну и что! Зато ты не запоминаешь что читаешь и пишешь медленнее. Спорим?...

— А давай поиграем. — предложил он — Как будто бы я рыцарь, а ты как будто бы дама сердца.
— Дурак. — почему-то обиделась она.
— Слабо? — засмеялся он — Слабо смущаться при виде меня? И дураком не обзываться тоже слабо.
— И ничего не слабо. — повелась она — Тогда вот чего. Ты меня тоже дурой не обзываешь и защищаешь.
— Само собой — кивнул он — А ты мне алгебру решаешь. Не рыцарское это дело.
— А ты мне сочинения пишешь. — хихикнула она — Врать и сочинять — как раз рыцарское дело.
А потом он оправдывался в телефон:
— А не надо было себя как дура вести. Тогда никто бы дурой и не назвал. Я, кстати, и извинился сразу...

— Ты сможешь сыграть влюбленного в меня человека? — спросила она
— С трудом. — ехидно ответил он — Я тебя слишком хорошо знаю. А что случилось?
— На вечеринку пригласили. А одной идти не хочется. Будут предлагать всякое.
— Нуу.. Я даже не знаю. — протянул он.
— Слабо? — подначила она.
— И ничего не слабо. — принял он предложение — С тебя пачка сигар, кстати.
— За что? — не поняла она.
— Эскорт нынче дорог. — развел руками он.
А по дороге домой он бурчал:
— Сыграй влюбленного, сыграй влюбленного. А сама по роже лупит ни за что... Влюбленные между прочим целоваться лезут обычно…

— Что это? — спросила она.
— Кольцо. Не очевидно разве? — промямлил он.
— Нибелунгов? Власти? Какая-то новая игра затевается?
— Угу. Давай в мужа и жену поиграем. — выпалил он
— Надо подумать. — кивнула она.
— Слабо? — подначил он.
— И ничего не слабо. — протянула она — А мы не заигрываемся?
— Да разведемся если что. Делов-то. — хмыкнул он.
А потом он оправдывался:
— А откуда мне знать как предложения делаются? Я ж в первый раз предлагаю. Ну хочешь еще раз попробую? Мне не слабо.

— Сыграем в родителей? — предложила она.
— Давай. В моих или в твоих? — согласился он.
— Дурак. В родителей собственного ребенка. Слабо?
— Ого как. — задумался он — Не слабо, конечно, но трудно небось..
— Сдаешься? — огорчилась она
— Не,не. Когда это я тебе сдавался? Играю, конечно. — решился он.

— Усложняем игру. Ты теперь играешь в бабушку.
— Правда? — не поверила она.
— 3900. — кивнул он — Пацан. Слабо тебе в бабушку сыграть?
— А ты в данном случае во что играешь?
— В мужа бабушки. — засмеялся он — Глупо мне в бабушку играть.
— В де-душ-ку. Как бы ты тут не молодился. — засмеялась она — Или слабо?
— Куда я денусь-то...

Она сидела у его кровати и плакала:
— Сдаешься? Ты сдаешься что ли? Выходишь из игры? Слабо еще поиграть?
— Угу. Похоже что так. — ответил он — Неплохо поиграли, да?
— Ты проиграл раз сдаешься. Понял? Проиграл.
— Спорное утверждение. — улыбнулся он и умер.


Подарки, полученные пользователем

Вернуться в «Проза и прозаики»